коллекция бабочек 1 коллекция бабочек 2 коллекция бабочек 3 коллекция бабочек 4 коллекция бабочек 5 коллекция бабочек 6 коллекция бабочек 7 коллекция бабочек 8 коллекция бабочек 9 коллекция бабочек 10
  Лаборатория Путешествий
 


ПОИСК В ИНТЕРНЕТ: ТУРИЗМ, ОТДЫХ И ПУТЕШЕСТВИЯ

Россия     Китай     Море     Экскурсии     Парки/зоопарки     Шоппинг  


Rambler's Top100
 
Коллекция

Бабочка в маленьких ладошках

Условились, что они улягутся на бок, а я вместо сказки расскажу им про бабочек. И мне самой было приятно припоминать, как в детстве мы носились с самодельными марлевыми сачками за порхающими легкими созданиями. Не было у нас тогда академических определителей, и бабочек звали по-нашенски: крапивница, капустница, белянка, лимонница, боярышница, перламутровка, шашечница…Под такими именами они были и в нашем провинциальном музее.

А потом, много позже, я из книг узнавала, что лимонница имеет ученое имя Гонэптерикс Рамни, боярышницу зовут Апориа Кратаеги, а капустницу – Пъерис Брассицэ. И все они, оказывается, из одного семейства - Белянки.

Люди приметили этих бабочек и дали им имена 250 лет тому назад, распространены они по миру довольно широко и редкостными их не назовешь. Но с некоторыми связаны чудесные истории. К примеру, известно, что репейница - самая активная путешественница. Собираясь огромными стаями, эти бабочки улетают на юг за тысячи километров. Перед второй мировой войной в США наблюдалось настоящее нашествие репейниц. Гусеницы этих бабочек сожрали на полях все сорняки, и фермеры даже просили свое правительство что-нибудь придумать, чтобы репейницы служили им всегда.


Коллекция бабочек Коллекция бабочек Коллекция бабочек


О, они вообще большие труженицы. Бабочки тутового шелкопряда даже делают шелк. То есть опять же не сами бабочки, а их гусеницы, которые умеют делать тонкую нить и закутывать себя ею в плотный кокон. Китайцы научились распутывать эту нить и ткать тонкие, очень красивые ткани. А вот от капустниц людям один вред, потому что они больше всего на свете любят капустный лист, то есть не сами бабочки, а их гусеницы. При чем тут какие-то гусеницы? Ой, я же забыла вам рассказать, что бабочки откладывают яички, из них выходит гусеница, ест – ест - ест, потом превращается в неподвижную куколку, а из твердой куколки вдруг опять вылупляется прекрасная бабочка. И все это происходит примерно за год. Да еще в течение этого года многие бабочки умудряются совершить путешествие, как перелетные птицы, в Африку, Южную Америку, бог знает, в какие дали.

Представляете, какие нежные трепетные крылышки у бабочек, с журавлиными и гусиными не сравнишь. А они преодолевают огромные расстояния. Между прочим, даже проследить эти полеты и узнать, куда же стремятся эти порхающие цветочки, людям было очень трудно. Окольцевать их невозможно, пометить краской – тоже, и вторично выловить после того, как все же ярлычок ей на крылышко налепили, практически нереально! И все-таки за ними проследили и узнали, что, к примеру, редкой красоты бабочка монарх (по латыни ее имя - Данаус Плексиппус) из северной Канады улетает на зиму в Мексику, в Сьерра-Мадрэ. Их там – миллионы собирается! Одна помеченная бабочка за день пролетела 120 километров! Конечно, после такого перелета вид у них жалкий, потрепанный. Так что если вам попадется такая бабочка-старушка, от всей души пожалейте ее и лучше руками не трогайте. Перезимуют – а на лето возвращаются назад и практически тут их жизнь и кончается. Так вот чтобы разгадать, куда они улетают на зиму, у одного ученого тридцать лет жизни ушло!


Коллекция бабочки Коллекция бабочки Коллекция бабочки


Вообще бабочками многие увлекаются, писатель Набоков начал их ловить сачком в раннем детстве. Поначалу – лужайка за домом и соседний лесок. А потом он охотился с сачком в цветущих зарослях аризонских каньонов, в Бразилии, на Аляске, среди кактусов в Мексике, в Восточных Пиренеях, в Альпах, Афинах, Лос-Анджелесе. До самой старости. Его именем впоследствии были названы редкие, им открытые виды бабочек. Он сам (может быть, несколько рисуясь) говорил о том, что увлечение бабочками было для него более значительным, увлекательным, всеобъемлющим делом, нежели его писательский труд.

- А где же он их держал? Столько наловить за всю жизнь!…

- Под стеклом, в коробочках, специальных ящиках. Их же усыпляют. Завтра мы почитаем, как он это делал.

И назавтра наш разговор продолжился. Я отыскала у Набокова все в той же шестой главе книги «Другие берега» впечатляющую цитату и под напряженно-внимательным взглядом пары голубых глаз зачитала то, что взрослый писатель остро запомнил с детства:

«…Промокшая, пропитанная ледяным эфиром вата, темнеющая от него, похожая на ушастую беличью мордочку голова шелкопряда с перистыми сяжками, и последнее содроганье его расчлененного тела, и тугой хряск булавки, правильно проникающей в мохнатую спинку, и осторожное втыкание довольно увесистого существа в пробковую щель расправилки, и симметричное расположенье под приколотыми полосками чертежной бумаги широких плотных густо опыленных крыльев, с матовыми оконцами и волнистой росписью орхидейных оттенков».



- Бабушка! Ты что хочешь сказать, что он их иголками протыкал? Всех-всех? Собирал всю жизнь – и протыкал иголками? Он их всех УБИЛ?!

- Да я никогда, никогда не буду втыкать в бабочку иголку! – чуть не со слезами вслед за Гришей вторила Тася. И я не сразу нашлась, что сказать.

Разве их утешит ссылка на то, что сто лет тому назад бабочек было больше, природа – девственнее, а коллекционеров – единицы? Ведь сравнительно недавно я им уже рассказывала о «красной книге», исчезающих видах зверей и птиц. Сейчас есть уже исчезающие виды бабочек, хотя вообще-то их просто прорва – двести тысяч видов! К счастью, меня осенила спасительная мысль о фотоаппарате.

- Так ведь в то время не было еще фотоаппаратов, и чтобы доказать ученым, что открыта новая бабочка, ее надо было привезти и всем показать. Крупных новых животных ученые и путешественники могли зарисовать, описать словами, а бабочку – поймать. Но мы-то с вами можем собрать фотоколлекцию!

Так мы начали охотиться за бабочками. Тася играла роль загонщика и первооткрывателя, она у нас была Острый Глаз. Гриша подкрадывался и внимательно разглядывал рисунок на крыльях: он как старорежимный исследователь был готов зарисовать редкую особь. А я щелкала затвором цифровика. Правда, иной раз у меня из кадра стремительно выпархивали и бабочка, и Тася. Под видами пустой поляны или качающихся цветов впору было писать: «Здесь была бабочка Аглая и девочка Тася». Но иногда удавалось зафиксировать этих красоток!



С перерывом это продолжалось почти полный дачный сезон. Гулять мы ходили с фотоаппаратом в кармане, и если над зарослями чертополоха или в саду над флоксами вдруг начинало порхать трепетное яркое пятнышко, мы все трое замирали. И гонялись до упаду! Ведь до чего коварные создания: если даже и сидят спокойно, так обязательно со сложенными крыльями. На яблоки уселась одна такая красавица – бабочка адмирал (Ванесса Аталанта) и минут десять нас мучила. Чуть приоткроет крылышки – и опять сложит. А желтая яркая лимонница таскала нас по чертополохам битый час. Летает неописуемая красота, просто желтая орхидея. А сядет, крылья сложит – с изнанки как желтый листик. Так и пришлось ее снять, со сложенными крыльями.

Меня умиляло терпеливое бережное отношение детей к бабочкам, залетевшим в дом. Они осторожно брали их в ладошки и выпускали на волю. Чаще всего это были заурядные крапивницы, но, как говорил Гриша, «у них же тоже своя жизнь. Как у птицы, у ежика, у меня». Неужели они, когда вырастут, будут другими? Кончилось все это тем, что Гриша недовольно сказал:

- Заметь, нам все время попадаются знакомые бабочки. Они, наверное, к нам уже привыкли и снимаются без капризов. А новенькие близко не подпускают. Вот вчера голубой мотылек откуда то взялся, я уж думаю, не обман ли зрения, мелькнул – и нету!

- Значит, в этой местности пока можно охоту прекратить. Вот поедешь с родителями на Урал – привезешь оттуда новых бабочек. Или из Турции…

На зиму мы оставили и задачу определить научные имена уже собранных нами бабочек, почитать о том, как они живут, куда мигрируют. Я пообещала детям, что мы сходим в Дом бабочек на ВВЦ, в павильоне № 2, а в зоопарке заглянем в павильон «Фауна Индонезии», там есть чудесные огромные бабочки из сказочных стран южного полушария Земли. Сказку же о них сочинили на даче, в один дождливый скучный вечер. И нарисовали огромное количество совершенно новых, невиданных никем и нигде бабочек. Это как игра в орнаменты, очень развивает фантазию и чувство цвета.

P.S.

Мне недавно подвернулся под руку том классической прозы Китая, и там вдруг прочла вот это:

«Бабочка – это всего лишь никчемное насекомое. И все же человек любуется этим легким и хрупким созданием, поэты воспевают нарядные белые крылышки бабочки. Почему же? Да потому, что, желая понравиться Человеку, Бабочка всячески перед ним заискивает. Это крохотное существо умеет колдовать: то оно явится во сне философу, то примет облик красавицы и обольстит неискушенного юношу. Волшебные чары бабочки под стать нечистой силе!»

Не хотите попасть под ее чары?


Людмила ПЕРЦЕВАЯ
Фото автора


Хотите использовать данный материал? Обращайтесь к нам.








| О нас | Связаться с нами | Добавить сайт/фирму |
Copyright © 2006-2009 «Лаборатория Путешествий»